Портрет угаритского царя (Никмаду или Аммистамру II). XIV—XIII вв. до н.э.

лургии и других ремеслах (в частности, открытие производства пурпурной краски финикийцами) позволяют выделить несколько следующих столетий (конец XVI—XII вв. до н. э.) в так называемый Позднеброзовый период истории Сирии-Палестины. Первое его столетие оказалось занято почти непрерывной борьбой между Египтом и Митанни за безраздельный контроль над Восточным Средиземноморьем. Однако несмотря на периодическую реализацию планов обеих сторон, оказалось, что ни египтяне не могли удержаться на Евфрате, ни митаннийцы — в Палестине. Осознав это, в конце XV в. воюющие стороны договорились о прочном разделе Восточного Средиземноморья на митаннийскую Северную Сирию и египетскую Южную Сирию — Палестину. С другой стороны, с середины XV в. до н. э. самостоятельные попытки отобрать у митаннийцев сирийские владения предпринимают хетты. В итоге в третьей четверти XIV в. до н. э. хетты окончательно разгро­мили и Митанни, и Египет и овладели практически всем Восточным Средиземноморьем. К этому времени египетское господство в Азии по большей части превратилось в фикцию из-за раздоров вассальных царьков и всесилия орд «хапиру» — своего рода казаков Сирии-Палестины, бежавших в горы Ливана от двойного гнета этих царьков и египетских фараонов. Часть хапиру создала государство Амурру в северном Ливане, а другая вторглась при Эхнатоне в Палестину и основательно разорила ее.

К этому времени существенные перемены произошли и в этническом составе населения региона. Еще ок. 1400 г. до н. э. из Вавилонии были изгнаны местные сутии-амореи, поселившиеся там шестью столетиями ранее. Изгнанники, преследуемые касситскими войсками, пересекли Сирийскую степь и обосновались у рубежей Южной Сирии. По-видимому, именно к ним восходят племена древнееврейской общности, известные в Сирии-Палестине по египетским источникам уже в XIII в. до н. э. и приписывавшие себе месопотамское происхождение. Само название этих племен — «ибри», т. е. «переправившиеся из-за реки», обличает связь их этногенеза с переходом через Евфрат из Месопотамии в Палестину.

С другой стороны, в середине XIV в. до н. э. семитские кочевники-арамеи (ахламеи), жившие до того в Северо-Восточной Аравии, заселили Сирийскую степь и долину Среднего Евфрата, оказавшись на рубежах Сирии. Примерно одновременно с этим передвижением, если не в прямой связи с ним, протодревнееврейские племена смещаются на юго-запад, в Палестину и Заиорданье. К 1300 г. до н. э. здесь уже сформировались их основные племенные союзы — Моав, Аммон, Эдом и Израиль (первые три — к востоку и югу от Мертвого моря, последний — в Палестине). Израильская традиция сохранила глухие воспоминания о взаимодействии протодревнееврейских вождей с хеттами, в самом деле господствовавшими над Палестиной в последней трети XIV в. до н. э.



После новых хетто-египетских войн в первой трети XIII в. до н. э., как и полутора веками ранее, стороны вновь закрепили раздел Восточного Средиземноморья прочным миром. Большая часть Сирии, включая


Кадет и Амурру, досталась хеттам, Южная Финикия, Дамаск и Палестина — египтянам (впоследствии именно Египетская Азия этого времени воспринималась евреями как географическая «страна Ханаан»). Типич­ным городом-государством этого времени является Угарит, ведший обширную торговлю с Двуречьем, Египтом и Малой Азией, Палестиной, а также заморскими странами. В городе имелся особый квартал, населенный микенскими купцами из Греции. Отсюда микенские изделия ввозились в глубь страны. На небольшой, но густо заселенной территории Угарита, ограниченной нижним течением Оронта и Средиземным морем, было развито зерновое хозяйство и садоводство. Особенно много вырабатывалось вина и оливкового масла. Сельское хозяйство носило товарный характер. Цари собирали с сельских общин подати медью и серебром. Расцвет Угаритского царства падает на конец XV — начало XII в. до н. э. Все свободное население страны делилось на три сословия: 1) «сыны страны Угарит» — земледельцы-общинники, роль которых постоянно уменьшалась; 2) «царские рабы» — приближенные царя, получавшие от него земельные наделы. Многие из них сохраняли свои родовые наделы и формально не порывали связи с сельской общиной; 3) «рабы царских рабов» — лица, не имевшие своей земли и сидевшие на землях служилой знати. Это были разорившиеся земледельцы, утратившие свои земли и связь с общиной, и частично пришлые люди, чужеземцы-изгои (хапиру). На царской службе кроме крупных и средних землевладельцев находились также купцы и откупщики, называвшиеся, как и в Вавилонии, тамкарами.



Наряду с рабами в переносном смысле слова (царскими людьми или лицами, зависящими от аристократии) имелись и настоящие рабы. Развитие товарного хозяйства и частного землевладения повышало спрос на подневольный труд, однако крупных завоевательных войн маленькое Угаритское государство не вело, и о рабах-военнопленных сведений пока нет. Основным источником рабства здесь были купля-продажа и долговая кабала.

В начале XII в. до н. э. Восточное Средиземноморье подвергается нашествиям эгейско-анатолийских народов (так называемые «народы моря» египетских


poryadok-podvedeniya-itogov-praktiki.html
poryadok-polnoj-razborki-i-sborki-pm.html
    PR.RU™